лонгрид
По следам
Шадринского собора
Архитектор Валерий Сикерин:
«вписывать» собор на его историческое место и воссоздавать это интереснейшее по архитектуре сооружение Благовещенска можно постепенно.
Городу надо вернуть его гордость
На чердаке областного краеведческого музея, в новом интересном для туристов месте Благовещенска, под шум ливня, который бил по железной кровле здания, когда-то принадлежавшего купцам Кунсту и Альберсу, историей поиска чертежей Шадринского собора поделился архитектор Валерий Сикерин.
«Шадринский собор он... как будто был и не был в Благовещенске... О нем рассказывают старшие в семьях, а каким он был, почти никто не помнит. Здание, которое признавали красивейшим сооружением Благовещенска, уничтожили в 1936 году. Потом долго на его месте ничего не было, кроме кучи кирпичей и строительного мусора, а местная детвора играла красивыми стеклышками – осколками разбитых витражей. Затем здесь построили кинотеатр, который потом превратился в зоопарк. Потом снесли и его… Поставили православный крест. И точно решили, что надо вернуть городу его гордость – Шадринский собор. Но идут годы…»
Крупные капли летнего дождя, неспешный рассказ…
Церковь Святой Живоначальной Троицы – таково историческое название собора, который некогда стоял на углу Большой между Ремесленной и Семинарской (ныне это улицы Ленина, Чайковского и Политехническая). А в народе собор получил название Шадринский – по имени купца Семена Шадрина, который дал деньги на строительство.
Это одна из фотографий храма. Даже его снимки в Благовещенске – вещь редкая. Валерию Сикерину удалось найти только три, на которых изображен собор.
16 января 1896 года благовещенский промышленник Семен Шадрин и городской голова Ефимов осмотрели Ремесленную площадь – так называлось место между улицами Большой (Ленина), Семинарской (Политехническая) и Ремесленной (Чайковского). 16 мая Преосвященным Макарием была совершена закладка храма, посвященного Святой Живоначальной Троице.
Строили здание 7 лет, и 17 февраля 1902 года храм был торжественно освящен епископом Никодимом. Новый собор считался на тот момент лучшим в городе по архитектуре и красоте отделки. В 1936 году, как и по всей новой России, в Благовещенске вместе со многими другими храмами разрушили и Шадринский собор.
Взрывали его трижды – прочная кирпичная кладка не поддавалась, только стекла вылетали. Но последнего взрыва здание не выдержало и превратилось в груду кирпича и стекла.

Затем на пустыре возвели современный на тот момент кинотеатр «Амур». Вся окрестная детвора любила бегать сюда смотреть кино по 10 копеек за билет. А друг другу советские школьники рассказывали, что это здание не простое, оно хранит страшные тайны. Говорили даже, что в парке около кинотеатра есть могилы. В общем, это место и манило, и пугало.

Но постепенно кинотеатр стали вытеснять клетки с животными. Здание приспособили под зоопарк. Но и звери не прижились здесь – зоопарк закрыли, а здание от греха решили снести.

В это время – шли 90-е – уже шла речь о возвращении духовных ценностей. Вот и Благовещенск решил вернуть красивое здание Шадринского собора.

Создали комиссию, в которую вошли горожане во главе с архиепископом Гавриилом. И начался поиск чертежей, фотографий похожих культовых построек.
Если сравнить три собора – церковь Богоявления Господня в Санкт-Петербурге, Софийский собор в Харбине и Шадринский в Благовещенске, – то легко можно заметить, насколько они похожи – просто копируют одна другую.

«В одну из поездок в Петербург владыка Гавриил взял с собой меня, – рассказывает архитектор Валерий Сикерин. – В то время мы были точно уверены, что будем строить-воссоздавать Шадринский собор и нам надо отыскать чертежи храма Богоявления на Гутуевском острове в Санкт-Петербурге. Я тогда был уверен в том, что наш храм построен как копия этого собора. В Санкт-Петербурге нам удалось раздобыть комплект чертежей, по которым реставрировали Богоявленский храм. С этим мы приехали домой и стали думать о том, можно ли воссоздать в Благовещенске Шадринский собор».
Близнец первый: церковь Богоявления Господня в Петербурге
Церковь Богоявления стоит на острове Гутуевский в Санкт-Петербурге. Она сохранилась до наших дней и довольно хорошо реставрирована. Начало строительства этого собора датировано 1891 годом, а через 8 лет его освятили. Собор построен по проекту гражданского инженера Василия Антоновича Косякова.
По его проектам построено много зданий, в том числе и церковь Богоявления, за строительством которой он осуществлял и авторский надзор.
В Эрмитаже амурский архитектор Валерий Сикерин обнаружил альбом, в котором были фотографии того времени, в том числе фасадов, планов и внутреннего убранства Богоявленского собора. Удалось отыскать и авторские чертежи архитектора Косякова.
«Главный купол здания имеет весьма сложный рисунок рельефа. Малые купола храма также непростые, – рассказывает Валерий Яковлевич. – Мы нашли документы, рассказывающие, каким было внутреннее убранство и фрагменты интерьера. Рельефный иконостас был выполнен из белого фаянса. Его разбили еще в 30-х годах прошлого века, поскольку в это время храм использовался как склад для товаров. Над главным входом и на фасадах сохранились иконы.
Они исполнены в технике мозаики искусными мастерами-художниками. На стенах внутри – живопись.
Инициатором строительства в Петербурге такой церкви стал фабрикант Воронин. Он пожертвовал на храм 100 тысяч рублей. По тем временам это были огромные деньги. А всего на постройку церкви Богоявления потратили 300 тысяч рублей. В отличие от Харбина и, возможно, от нашего Шадринского, тут очень много мозаичных икон и живописных фрагментов, которые выполнялись крупными художниками того времени.
Масса убранства, которое стоит больших денег. Фабрикант Воронин поставил условие, чтобы тут была устроена его фамильная усыпальница. Это его требование было исполнено, и в районе алтарной части была устроена усыпальница. Но похоронен ли там сам Воронин, доподлинно неизвестно».

Архитектура церкви Богоявления в Петербурге выполнена в псевдорусском стиле – это развитие стиля русского храмового зодчества 14-17 веков. В таком же стиле выполнены известные всем здания на Красной площади – ГУМ, исторический музей.

Высота храма с крестом – 50 метров. Такой же была высота Шадринского собора. Размеры в плане 45 х 29 метров. Вместимость храма – до 1 500 человек. Крест большой главы храма был изготовлен из железа, позолочен и весил 65 пудов (это немного больше тонны).

Храм оснастили комплектом колоколов, которые были отлиты в Москве на заводе Самгина. Самый большой весил 8 500 килограммов. Эти колокола побывали в 1893 году на Всемирной выставке в Чикаго. То есть храм еще строили, но колокола были готовы, и их возили за океан на выставку. Но до настоящего времени они не сохранились. Храм Богоявления стал один из первых, который был электрифицирован и оснащен передовой системой отопления и вентиляции.
Близнец второй: собор Святой Софии в Харбине

Харбин. Собор Святой Софии в Харбине – это туристическая изюминка китайского города. Архитектор Валерий Сикерин вспоминает, что когда приехал в Харбин впервые в 1991 году, то знаменитый храм выглядел совсем иначе.
«Я увидел там некий русский храм, который был в запущенном состоянии, закопчен, купол разбит. Территория вокруг была сплошь застроена торговыми киосками и жилыми домами. И он никак не воспринимался, – вспоминает Валерий Сикерин. – Просто что-то православно-русское, и все. После этого я неоднократно бывал в Харбине, но не знал, что есть какая-то связь этого храма с Благовещенском. Потом увидел книгу о Харбине «Русская Атлантида» архитектора Николая Крадина, который живет и работает в Хабаровске. Крадин занимается историей архитектуры Дальнего Востока, в том числе и архитектурой Харбина. В разделе о православной архитектуре Харбина я прочитал, что церковь в китайском Харбине копирует Свято-Троицкий храм Благовещенска, который не сохранился. А прототип этого храма – в Санкт-Петербурге. И это меня заинтересовало».

Амурский архитектор много раз встречался с архитекторами Харбина, спрашивал, не сохранились ли исторические чертежи храма Святой Софии. Но они утверждали, что все чертежи сгорели в то время, когда в Китае хозяйничали хунвейбины.

Через 3-4 года после начала поисков китайцы все же передали фотокопии исторических чертежей собора, которые находятся где-то в Харбине.
«Мы поняли, что они нам не дадут посмотреть оригиналы и не скажут, где они находятся сейчас. Но для нас это было уже не важно.

Скорее всего, чертежи харбинского храма выполнены архитектором Осколковым, который ранее занимался в Благовещенске строительством нашего Шадринского собора. Сразу после революции он эмигрировал в Харбин и вывез с собой архив. В 1923 году наши эмигранты начали строить эту церковь, архитектор Осколков руководил строительством. Если посмотреть на фотографии всех трех соборов, то мы увидим, что они незначительно, но явственно отличаются по качеству архитектуры и самого строительства. У харбинского храма не так четко выполнены архитектурные детали. Сам кирпич более грубый, тесанный вручную. А в Петербурге для постройки использовали кирпич лекальный, сложной формы, он был изготовлен специально на фабриках.

Так вот, на основе разысканных чертежей и массы фотографий петербургского и харбинского храмов я и мой помощник Алексей Конзелко (большой специалист компьютерного моделирования) работали около двух лет и создали компьютерную модель Шадринского собора, – продолжает рассказывать Валерий Яковлевич. – Модель сделана очень детально, с массой точных элементов, с достоверными фактурами вплоть до каждого кирпичика.


Мы готовились к началу строительства. Было принято соответствующее решение губернатором – в ту пору руководил областью Олег Кожемяко. Мы готовились делать рабочие чертежи, по которым можно было бы строить собор. А перед стройкой обязательно требовалось провести археологические раскопки, определить точно место, где стоял храм, какие сохранились фундаменты.

К сожалению, мы не нашли следов фундамента собора. Как вы знаете, потом на месте храма построили кинотеатр «Амур». Так вот, фундаменты кинотеатра оказались выполнены в основном из гранитного бутового камня, и по всем признакам получалось, что строители кинотеатра разобрали в свое время фундамент собора и, используя этот камень, построили фундамент кинотеатра. Вот это раскопки нам и показали. И поэтому мы не смогли точно определить место, где стоял наш храм.
На территории рядом с собором (по воспоминаниям старожилов и краеведов) должны были быть захоронения самого Шадрина и его жены. Во время поисковых работ нашли явно одну могилу. Мы увидели, что там есть некий склеп, выполненный из кирпича, и остатки ограждения – столбики металлические. Было принято решение не вскрывать эту могилу. И мы так пока и не узнали, кто в ней покоится. Захоронение законсервировали, и на этом археологические изыскания завершились».

В ходе работы по созданию объемной модели собора студенты факультета дизайна АмГУ сделали два дипломных проекта: проект генерального плана и детального благоустройства воссоздания собора на его историческом месте (дипломник Анастасия Конзелко) и проект интерьеров – внутренней отделки (дипломник Константин Косолапов). Оба дипломных проекта сданы на «отлично».
Так мог бы возродиться храм. Но есть большое «но»: значительное место на этой территории сейчас занимают постройки бывшего таксопарка. В идеале, прежде чем строить здесь новый Шадринский собор, надо расчистить территорию, чтобы замечательное архитектурное сооружение вольно и хорошо расположилось.
«Мы были уже готовы приступать к изготовлению рабочих чертежей, по которым строители могли возводить здание. Конечно, нужны немалые средства. Но я убежден, – говорит архитектор, – они бы нашлись, будь на то воля властей и наша гражданская воля. Все шло вроде нормально, много заинтересованных людей было. При мэре Александре Мигуле был отведен под стройку сквер. Это половина территории, на который стоял когда-то собор. Но комиссия по возвращению исторического наследия города решила, что этого недостаточно. Во-первых, потому что вековые деревья, которые пришлось бы вырубить, тоже представляют историческую ценность: они видели те стены, и пустить их под топор просто неправильно. Да и, в принципе, места все равно бы не хватило. Храм стоял бы в тесноте в окружении довольно унылых построек».

Архитекторы и власти спорили, как сделать правильнее. А тем временем сменилось руководство местной епархии.

«Со сменой руководства епархии интерес к проекту угас. Я его не вижу со стороны нового епархиального управления. А интерес этот нужен – ведь речь идет о воссоздании культового исторического здания», – говорит Валерий Сикерин.

Примерная стоимость стройки, по подсчету комиссии при губернаторе Олеге Кожемяко, в которую входили жертвователи, строители, – 400-450 миллионов рублей в ценах 2007 года. Можно и дешевле, если использовать тесаный кирпич, как раньше. Но Сикерин уверен, что сейчас надо строить хорошо, как позволяет современная технология, чтобы кирпичная кладка была ровной и красивой. Ведь в оригинале она должна быть открыта, а не спрятана за штукатуркой.
Такой же собор, но в другом месте Благовещенска
«На основе всех собранных к тому времени материалов я выполнил еще одну работу, – рассказывает Сикерин. – Когда объявили конкурс на застройку «Золотой мили», я принял участие, и мой вариант, кстати, взял первое место. И там как раз есть наш Шадринский собор. Я посчитал, что такой вариант возможен. Такой же собор, но в другом месте.

Думаю, в этих обстоятельствах стройка в другом месте возможна. Тем более что на старом месте не сохранился даже фундамент. То есть зацепиться особо не за что. Если решим все же строить, то это не будет реконструкция в полном смысле слова. Например, когда строили Триумфальную арку, мы хотя бы нашли исторический фундамент и поставили новую арку ровно на то место, где была прежняя. А Шадринский собор, учитывая эти соображения, можно воссоздать в другом подходящем месте города.
По большому счету, – признается Валерий Сикерин, – можно было бы строить и на старой Ремесленной площади – на том кусочке, что уже нам отвели. И уже потом решить вопрос со зданиями таксопарка, которые принадлежат городу. Можно было бы принять некий мораторий, чтобы земля здесь не продавалась, а здания не перешли в частную собственность.

И со временем, когда город разбогател бы, можно было бы продолжить стройку. И в итоге мы бы получили Шадринский собор как хорошее законченное архитектурное решение. Поступили бы так же, как сделали китайцы в Харбине: постепенно расчистили бы территорию и построили храм. Создали бы одно из самых красивых и посещаемых мест в городе».
Некоторые артефакты Валерий Яковлевич Сикерин передал в музей. Сейчас они находятся под его старинными сводами в так называемой чердачной экспозиции. Это те предметы, которые нашли во время раскопок на месте Триумфальной арки и Шадринского собора.
Эльвира Оверченко
Автор
Связаться с редакцией (4162) 222-744
Made on
Tilda